«Просвещенный» оптимизм: жить на светлой стороне

Можно ли быть позитивно настроенным, не будучи наивным, мыслить конструктивно, не питая ложных иллюзий? Да. «Просвещенный» оптимизм существует, и в основе его лежат вера в себя и умение радоваться жизни. Это особый тип мышления, которому можно научиться.

Познать себя 

«Просвещенный» оптимизм: жить на светлой стороне

«Все к лучшему в этом лучшем из миров»? Фраза вольтеровского Кандида действительно хороша, но сегодня мало кому под силу искренне разделить его убеждения.

Телесюжеты о военных конфликтах и экономических потрясениях, криминальная хроника, проблемы с экологией, ставшая привычной нетерпимость — пожалуй, окружающий мир мог бы выглядеть и получше.

Да и в личной жизни не у всех дела обстоят блестяще. У кого среди знакомых нет того, кто столкнулся с серьезной болезнью, безработицей или депрессией? И даже если нас самих эти беды обошли стороной, человеческая участь нередко кажется нам несправедливой.

«Человек смертен, поэтому он никогда не будет счастлив на сто процентов» — это слова Вуди Аллена, чьи произведения никогда не отличались особым оптимизмом. А ведь по сути он прав.

Но как же тогда сохранить позитивный настрой, ведь без него проблем станет еще больше… Верить, что лучшее ждет нас впереди? На фоне того, что происходит в мире и с нами самими, безудержный и наивный оптимизм кажется даже чем-то неприличным. Поэтому речь далее пойдет не о нем.

Ни отрицание, ни идеализм

Вера в то, что мир прекрасен, а в будущем нас ждет только счастье, говорит о стремлении отгородиться от реальности.

«Человек, верящий в это, открыт свету внутри себя, но абсолютно закрыт для мира, — говорит транзактный аналитик Вадим Петровский. — Эта вера блокирует его возможности воспринимать реальность: установка на хорошее позволяет не замечать все плохое, искажая тем самым то, что происходит в действительности».

Важно уметь с уверенностью, но без лишнего пафоса относиться к своему будущему, планам, идеям

Подобный оптимизм в итоге способен привести лишь к разочарованию. Такой человек твердит: «Все будет хорошо!» — хотя события его жизни кричат об обратном.

Так, мадам Баттерфляй, героиня оперы Пуччини, все ждала бросившего ее красавца офицера, верила в лучшее будущее, отказываясь принять настоящее: «Он обязательно вернется!» Такое ослепление в психоанализе называется «отрицанием реальности».

Этот механизм защиты психики срабатывает, когда прямой взгляд на происходящее становится невыносимым и человек начинает бессознательно отрицать факты, мысли и чувства, вызывающие тревогу.

Идеализм — другой пагубный способ не замечать реальность. Отводя первое место чувствам и идеалам, к которым следует стремиться, он тоже ведет к разочарованиям. Верить, что истина для всех едина или что наше благополучие может всецело зависеть лишь от одного человека, означает самостоятельно завести себя в тупик. А потому и об этой разновидности оптимизма мы тоже говорить не будем.

Принцип Поллианны 

Видеть во всем только хорошее — этот способ восприятия мира нередко именуют «принципом Поллианны». После внезапной смерти родителей героиня романа американской писательницы Элинор Портер маленькая Поллианна переезжает жить к своей тете в деревню, где очень скоро становится всеобщей любимицей. Завоевать симпатии окружающих девочке помогают уникальная способность вычленять позитивный элемент в любых, даже самых печальных событиях и решительное неприятие всего мрачного. Несмотря на то что с точки зрения современной психологической науки изобретенная Поллианной стратегия «улучшения реальности» нередко говорит о скрытой тревоге и может иногда сопутствовать посттравматическому синдрому, во многих случаях она действительно позволяет нам справиться со своими переживаниями и увидеть реальность в ином, более оптимистичном свете.

Растить хорошее

Так существует ли здравый позитивный образ мышления? Да, и строится он на реализме и надежде. Это «беспокойный» оптимизм, который позволяет с уверенностью, но без лишнего пафоса относиться к будущему, идеям и планам, предвидя те препятствия, с которыми придется столкнуться. Он не в том, чтобы «поднимать себе настроение» или «восстанавливать нервные клетки», а в том, чтобы черпать силы в ощущении счастья, которое возникает, когда мы мыслим позитивно.

Когда наивный оптимист утверждает: «Никаких проблем нет, все замечательно», разумный скажет так: «Проблемы есть, но я их постараюсь решить». Он не питает ложных иллюзий, по сравнению с идеализмом и отказом от реальности у этой разновидности оптимизма огромное преимущество.

Настоящие оптимисты осознают, что живут в несовершенном мире, где любовь может угаснуть, невинные могут быть наказаны, а больные — умереть, но при этом используют свои возможности, чтобы понять и изменить ситуацию.

«Просвещенный» оптимизм питает мысль: для каждой проблемы можно найти решение, пусть и неидеальное

«Разумный оптимист — это всегда человек рискующий, — говорит Вадим Петровский. — Он понимает, что помимо его собственных предчувствий, сомнений, надежд, прогнозов существует реальный мир, сопротивление которого придется преодолевать. Он рискует, но осознанно, умеет восстанавливать свои ресурсы и способен вновь собраться и пойти вперед».

Что же лежит в основе такого оптимизма? Он возникает из веры в себя, умения радоваться жизни и способности действовать. А деятельный, «просвещенный» оптимизм питает мысль: для каждой проблемы можно найти решение, пусть и неидеальное. Этот поиск сам по себе способен принести чувство удовлетворения.

Вы потеряли работу? Возможно, настало время сменить сферу деятельности. Вы расстались с возлюбленным? Возможно, вы встретите человека, который будет лучше подходить вам. «Лучше надеяться на то, что шансы добиться успеха высоки, но при этом быть готовым и к критическому развитию событий», — советует Вадим Петровский.

«Я чувствую себя оптимистом, когда… 

… вспоминаю, как уехала жить за границу. Начались сложности с работой, общением, выживанием в другой культуре, и я обнаружила в себе то, чего никогда прежде не осознавала: я поняла, что не могу сложить руки и перестать бороться. Я чувствую себя оптимисткой, когда, несмотря ни на что, верю в себя и в то, что все препятствия призрачны. Оптимизм — это когда потерялся в лесу, но знаешь, что тебе кто-то обязательно встретится и выведет из него. Это по сути и вера в других».

Анна, 27 лет

Стать оптимистом

Можно ли научиться быть оптимистом? «Да, но это требует усилий, — говорит когнитивный психолог Тамара Гордеева. — В этом могут помочь книги, личная терапия, общение с оптимистичными друзьями и родными — и обязательно желание самого человека изменить отношение к жизни».

Некоторые тренинги обещают сделать человека оптимистом за короткий срок. После их завершения исчезают негативные мысли, появляются напор и сила убеждения — человек чувствует себя способным свернуть горы. Но когда возникает необходимость заниматься жизненно значимыми вещами — строить отношения, воспитывать ребенка, решать конфликтные рабочие ситуации — такой оптимизм нередко сдувается, как воздушный шарик.

Взращивание в себе истинного, просвещенного оптимизма — не такая скорая задача: надо искать в жизни плюсы, но отдавать должное и минусам, понимая и принимая их значение. Фраза создателя позитивной психологии американского психолога Мартина Селигмана из книги «Новая позитивная психология» (София, 2006) звучит парадоксально: «По-моему, только пессимисты могут писать объективные и полезные книги о светлом и радостном восприятии мира». Но по сути она верна: понять, что такое настоящая весна, можно, только пережив зиму.

Национальные особенности oптимизма 

На нашу склонность к оптимизму влияют и свойства культурно-исторической модели, в которой мы живем. «Для русской культуры позитивный взгляд на мир не слишком характерен, — размышляет историк Наталья Проскурякова. — На протяжении большей части нашей истории едва ли не для всего населения страны главной целью оставалось физическое выживание. Формированию позитивных установок препятствовала и роль православия: в отличие от католицизма и протестантизма, оно не предполагает прижизненной награды, относя ее к сфере загробного существования. Советское общество на декларативном уровне было насквозь оптимистично, хотя такому оптимизму было трудно укорениться в сознании людей: слишком уж приниженной была их роль в государстве, слишком шатким — материальное положение. Сегодня, по мере стабилизации экономической ситуации, у нас появляется шанс изменить свое восприятие мира. Но для этого необходимо, чтобы мы усвоили ценности гражданского общества, важнейшая из которых — уважение к правам личности».

Источник: psychologies.ru

Напишите комментарий

  • 5 + 16 =

  • Мы в соцсетях

    Присоединяйтесь к нам в социальных сетях и будьте в курсе самых последних событий!

  • Обратитесь к нам прямо сейчас!