Маски, которые надевают дети зависимых родителей

В семьях, где у одного из взрослых проблемы с алкоголем или другими зависимостями, детям приходится брать на себя слишком много. О том, зачем они это делают, рассказывает медицинский психолог Алексей Казаков.

Человек среди людей 
Родителям 

Маски, которые надевают дети зависимых родителей
Маски, которые надевают дети зависимых родителей

Пять причин уволиться, даже если идти некуда477460

Маски, которые надевают дети зависимых родителей

«Новая подруга неприятно пахнет»881959

Маски, которые надевают дети зависимых родителей

Поведенческое старение: как с ним бороться518715

Современные медики и психологи насчитывают до 200 видов зависимостей — среди них есть как химические, так и нехимические, поведенческие. Речь не только об алкоголизме или наркомании, но и об игромании, трудоголизме и других «увлечениях», которые на первый взгляд могут показаться невинными.

Как отличить настоящую аддикцию? Зависимый начинает утрачивать интерес к прежде важным для него вещам. Вся его жизнь теперь вертится вокруг употребления, а остальные сферы отбрасываются как мешающие этому процессу. Тот, кто испытывает это состояние, втягивает в эту опасную схему свое ближайшее окружение: партнера, родителей, друзей. Но самое главное и самое страшное — то, что от проблем взрослых страдают главным образом дети.

Семейная проблема 

Зависимость — проблема семейная, ведь члены семьи включены в деструктивные отношения друг с другом. Таким образом, семья, где хотя бы один из родителей страдает от зависимости, попадает под определение дисфункциональной. В такой семье:

  • Отрицают наличие проблем, ведь называть вещи своими именами страшно и стыдно.
  • Вакуум интимности сочетается с изоляцией: гостей приглашают редко, при этом домашним не хватает близкого и честного общения.
  • Правила и роли статичны, заморожены, не подвергаются пересмотру. Семейные посылы — «Не говори», «Не чувствуй», «Не доверяй». Чувства позволено проявлять только тем, кто в «центре», — старшим. Дети понимают, что выражать эмоции небезопасно. Отрицательные чувства накапливаются и замораживаются. В таких семьях не умеют выражать и переживать ни горе, ни радость.
  • Царят разные формы насилия.
  • «Я» каждого члена семьи недифференцированно («Если папа злится, злятся и все остальные»). Границы личности либо размыты, либо наглухо разделены стеной, а сама личность человека неотделима от его поведения.
  • Все скрывают общий секрет семьи, поддерживают фасад псевдоблагополучия.
  • Домочадцы склонны к полярности чувств и суждений, оценивают происходящее вокруг по принципу «черное или белое», «хорошо или плохо», не различая полутонов чувств и отношений, очень категоричны в оценке себя и окружающих.
  • Воля и контроль — в приоритете.

Недетская ответственность 

Мы знаем, что основная цель взрослых — быть ролевой моделью для детей. Могут ли родители в полной мере выполнять свои функции, если как минимум один из них страдает зависимостью? Если родители ведут себя деструктивно: не берут на себя ответственность за свое поведение и состояние, манипулируют другими, непоследовательны в поступках — то соответствующую ролевую модель они передадут следующему поколению. Таким образом, воспитывать надо не детей, а в первую очередь себя. Если зависимый лечится, качество родительства может снижаться не так сильно.

Что же происходит, если на терапию, лечение или посещение групп поддержки родитель не решается? В таком случае не только партнер, но и дети зависимого начинают страдать созависимостью, причем она зачастую выражена гораздо отчетливее, чем у взрослых.

Симптомы зависимости и созависимости одинаковые, отличие только в том, что созависимый, как правило, сам не употребляет вещества. Часть специалистов считает этот феномен проблемой более тяжелой, чем зависимость.

Почему? Потому что созависимый убежден: он делает благое дело, «спасая» зависимого. И от этой роли бывает очень сложно отказаться, ведь через такое «спасение» он решает свои личные, эгоистичные задачи. Например, избегает столкновения с собственными тревогой и страхом, со своими потребностями. Пока он занят «благородным делом», на себя обращать внимания некогда.

Ребенок, растущий в дисфункциональной семье, усваивает о себе и мире не совсем адекватную информацию

Все эти цели спасатель реализует, естественно, неосознанно. Такого человека никто не просит о помощи: он вламывается в жизнь другого, «причиняя добро». Его действия всегда связаны с нарушением личностных границ других.

Почему же дети берут на себя ответственность за взрослых? В первые годы жизни ребенок не способен выстраивать логические цепочки и понимать взаимоотношения между людьми. К тому же ему свойственна эгоцентричность. Детям кажется, что мир крутится вокруг них, и все, что происходит вокруг, происходит из-за них. В первые годы жизни всю информацию об окружающем мире и о себе самих они получают от родителей — в том числе невербальными способами.

Ребенок, растущий в дисфункциональной семье, усваивает о себе и мире не совсем адекватную информацию. Такие дети часто тревожны, у них наблюдаются проблемы с сепарацией: даже вырастая, они остаются с родителями или слишком поздно уезжают из дома. Они не доверяют миру и окружающим, чувствуют, что живут «не своей» жизнью.

Маски, которые надевают дети зависимых родителей

Типы поведения детей в дисфункциональной семье 

Каждый элемент семейной системы работает на то, чтобы сохранялась ее стабильность, гомеостаз. Дети — не исключение. Им жизненно важна стабильность, и потому своими действиями даже самые маленькие члены семьи поддерживают ее — в том виде, в каком она им знакома. В этом им помогают определенные паттерны поведения, которые тем или иным образом содействуют этой стабильности.

Какие же «маски» примеряют на себя дети из дисфункциональных семей — в том числе и таких, где родители страдают зависимостями?

Герой делает что-то «хорошее», совершает подвиги, чтобы его любили. Ориентирован на достижения, хороший результат и всегда должен быть первым. Своими достижениями часто пытается остановить деструкцию, происходящую в семье, где он — главная гордость.

Герой чувствует вину, одиночество, страх, тревогу. Он постоянно старается контролировать ситуацию, свою злость, вспыльчивость, да и чувства вообще. Впоследствии ему будет трудно получать от жизни удовольствие. Он зависит от мнения и оценки окружающих, всегда напряжен.

Какой бы стиль поведения ни избрал ребенок в семье с зависимостью, он подвержен риску развития химической зависимости

Шут всех веселит, старается привлечь к себе внимание и таким образом разрядить обстановку. С виду веселый и беспечный, внутри он страдает от страха, тревоги, одиночества и неуверенности в себе. В будущем он может стать человеком поверхностным, инфантильным, неспособным к переживанию и сопереживанию. Проблемы он стремится не решать, а высмеивать.

Потерянный отстраняется от окружающих, уходит в себя. Он необщителен, не привязывается к людям, но может привязываться к вещам или уходить в виртуальный мир. Роль потерянного в семье — быть незаметным и не создавать проблем. Внешне очень спокойный и уверенный, внутри он чувствует, что бесполезен. Его спутники — злость, боль, чувство отвержения, обида. Такие дети, вырастая, становятся замкнутыми, испытывают сложности в общении, не амбициозны, не стремятся к достижениям.

Козел отпущения — настоящий провокатор. Его роль — перемещать фокус внимания с зависимого взрослого на себя. Так он снижает степень напряжения в семье. Его замечают только тогда, когда он «косячит», да и нужен он лишь в этих случаях. Такому типу поведения свойственны враждебность, бунтарство, неповиновение, провокации. Внутри же ребенок испытывает чувство вины, боль, отверженность и злость. Велик риск, что ребенок, выбравший этот «аватар», вырастет в склонного к конфликтам и асоциальному поведению взрослого.

Стоит помнить, что какой бы стиль поведения ни избрал для себя ребенок в семье с зависимостью, он подвержен риску развития химической зависимости и риску вступить в деструктивные отношения.

Защита сработала? 

Когда мы думаем, как оградить ребенка от наркотиков, алкоголя и прочих проблем, страх за него порою затмевает разум. И мы не замечаем, что выбранные нами способы «защиты» как минимум неэффективны, а порой и попросту опасны для будущего наших близких.

Угрозы, контроль, нотации — все это разрывает контакт между нами и ребенком. Угрожая, мы учим детей бояться нас, а не наркотиков или алкоголя. Контролируя каждый шаг, мы учим ребенка тому, что нельзя доверять нам, а не его собственному самоконтролю.

Совершая насилие, мы уничтожаем чувство собственного достоинства ребенка, показываем ему, что он ничего не значит, кто сильнее — тот и прав. Нельзя «выбить» из человека пагубные привычки! Наказания дают временный «положительный» эффект, за который мы в долгосрочной перспективе заплатим доверием, уважением, любовью и теплом. Всего этого мы лишаемся в отношениях со своим ребенком.

Чтобы помочь ребенку, нужны честность, открытость, готовность работать над собой, непредубежденность, много терпения. И доверие. В начале будет страшно, но по-другому — никак.

Не молчи! 

Что, если мы уйдем от партнера, страдающего зависимостью? К сожалению, развод сам по себе проблему не всегда решает. Если мы ничего не делаем со своим состоянием и поведением, велика вероятность, что следующий наш партнер тоже будет зависимым.

В любом случае лучший способ облегчить жизнь ребенку — прямо и честно говорить о том, что происходит. Разумеется, нужно делать скидку на его возраст и учитывать, что дети способны понять, а что — пока нет.

Можно разъяснять ребенку, что он не несет ответственности за проблемы взрослых. Родителям стоит помнить про последовательность в своих словах и действиях и не давать тех обещаний, которые они не готовы выполнить.

Совершенно неважно, кто из членов семьи начнет меняться и решать проблему с зависимостью и деструктивными отношениями

Генетика влияет на предрасположенность к развитию зависимости. Но это не значит, что будущее ребенка предрешено! К тому же предупрежден — значит вооружен.

Когда есть предрасположенность (а если кто-то из родственников страдает тем или иным видом зависимости, значит, она есть), надо учитывать эти «базовые настройки». В любом случае помните: вы не бессильны! Изменить генетический набор мы не можем, зато способны поменять свое поведение, взять на себя ответственность за свою жизнь, перестав искать виноватых, и жить вполне счастливой и полноценной жизнью. Нужно вооружиться знаниями и действовать.

Если это необходимо, всегда можно обратиться за помощью к специалистам — психотерапевтам, психологам, наркологам — или в группы поддержки («Анонимные алкоголики», «Анонимные наркоманы», «Взрослые дети алкоголиков» или «Алатин» для подростков). При этом совершенно неважно, кто из членов семьи начнет меняться и решать проблему с зависимостью и деструктивными отношениями. Меняется один элемент — меняется вся система.

Что почитать?

  • Вирджиния Сатир «Вы и Ваша семья»
  • Юлия Гиппенрейтер «Общаться с ребенком. Как?
  • Ирина Якутенко «Воля и самоконтроль: как гены и мозг мешают нам бороться с соблазнами»
Маски, которые надевают дети зависимых родителей

Об эксперте

Алексей Казаков — медицинский психолог, психодраматерапевт, специалист по работе с зависимыми и созависимыми (подростки и взрослые).

Источник: psychologies.ru

Напишите комментарий

  • 14 − четырнадцать =

  • Мы в соцсетях

    Присоединяйтесь к нам в социальных сетях и будьте в курсе самых последних событий!

  • Обратитесь к нам прямо сейчас!